Неосвоенному рынку факторинга Казахстана грозит экспансия иностранных игроков. PDF Print E-mail
Международный факторинг
Friday, 14 March 2014 15:56

Совокупный оборот казахстанского рынка факторинга по итогам 2013 года составил 17 млрд тенге, размер портфеля на начало текущего года – 4,3 млрд тенге. Показатели скромные, во многом потому, что актуальным для отечественных факторинговых компаний остается вопрос фондирования. О реалиях и перспективах молодого рынка в интервью рассказал генеральный директор компании First Factoring Company и идейный вдохновитель создания Национальной факторинговой ассоциации Толеген Мулдашев.

 – Г-н Мулдашев, как вы оцениваете сегодняшнее состояние рынка факторинга в Казахстане? Наметилась ли какая-то позитивная динамика?

– К сожалению, больших изменений за последний год не произошло. Это связано в первую очередь с тем, что количество игроков на рынке недостаточное для его активного развития. Кроме того продукт еще не так популярен. Большой прогресс по показателям сделал только «Альфа-Банк», который достаточно сильно нарастил свой портфель за последнее время. Но это потому, что банк обладает необходимыми ресурсами и инфраструктурой. Кроме того, это дочерняя структура российского банка, а, как вы знаете, в России факторинг развивается очень динамично. Если же говорить о казахстанских игроках, то самая большая проблема – это, конечно же, вопрос фондирования. Также сложность состоит в недостаточной информированности основных потребителей о факторинге. Но мы, собственно, над решением этих проблем работаем. Ради этого была создана Национальная факторинговая ассоциация, которая уже объединила фактически всех игроков.

 – А как в мировой практике решается проблема фондирования факторинговых компаний?

– Вообще, эта проблема стоит перед независимыми факторинговыми компаниями, которые не являются дочерними структурами банковских холдингов, во всем мире, но в той или иной мере они ее решают и уже есть продвижения. Кроме того, на Западе рынок капитала более развитый, чем у нас в Казахстане. У наших независимых факторинговых компаний сейчас других источников, кроме как получить деньги в виде кредитной линии в банке, к сожалению, нет. А чтобы получить кредитную линию, необходимо предоставить залоги, которые есть, естественно, не у всех, а у кого есть – ограничены. Наш фондовый рынок не развит, и не понятно, каковы перспективы его развития. Поэтому как минимум на ближайшие пять лет фондовый рынок вообще можно исключить из числа источников фондирования для факторинговых компаний. Один из членов нашей ассоциации – Казахстанская факторинговая группа – недавно зарегистрировал эмиссию облигаций на 500 млн тенге. Но это не листинговые бумаги, и, скорее всего, они будут размещаться не через фондовую биржу.

Остается надежда на частных и институциональных инвесторов. Частные – это просто люди, у которых есть деньги, и которые хотят их во что-то вложить. Возможности для инвестирования ограничены, недвижимость уже становится менее популярным инструментом. Но, с другой стороны, для таких частных инвесторов факторинг не совсем понятный продукт, поэтому над этим тоже надо работать. Но, я думаю, что какие-то подвижки в данном случае будут. Кстати, возвращаясь к Казахстанской факторинговой группе, скорее всего, инвесторами в рамках их облигационной программы будут именно частные лица. Что касается институциональных инвесторов, то это фонды прямых инвестиций, как казахстанские, так и международные. С международными, конечно, сложнее, тем более, что Казахстан сейчас имеет не самые лучшие показатели оценки иностранных инвесторов. Но наши внутренние фонды прямых инвестиций, в принципе, имеют интерес. Хотя там, к сожалению, работают бывшие банкиры, которые так же, как и собственно банки, оценивают факторинг как кредитование без залога и потому считают его весьма рисковым видом бизнеса. Пока этот «банковский» подход не уйдет из умов управляющих нашими фондами, сложности будут оставаться.

Сейчас мы ведем очень важную работу по формированию и развитию единой методологии и технологии факторинга, потому что до сих пор не все до конца правильно понимают факторинг. Банкиры трактуют его как кредитование без залога, и с точки зрения риск-менеджмента они продолжают акцентировать внимание на том субъекте, кому даются деньги, хотя в факторинге риски лежат на покупателе (дебиторе), то есть на том, от кого деньги поступают.

Самый же на сегодняшний день очевидный источник – это, конечно, господдержка. Развитие факторинга как важного продукта для развития малого и среднего бизнеса находится в сфере интересов фонда развития предпринимательства «Даму», с которым мы уже год работаем. Там интенсивно и с большим энтузиазмом взялись за разработку программы, так как понимают, что это эффективный инструмент для МСБ. В фонде очень быстро и качественно сделали программу, но на самом последнем этапе, уже на стадии утверждения советом директоров, процесс затормозился. Но нам обещают, что в этом году в ближайшее время программа будет снова вынесена на рассмотрение совета директоров.

 – Программа уже проработана детально, или еще потребуется время для ее доработки?

– Да, программа проработана достаточно хорошо. После разработки фондом мы ее уже обсуждали, вносили свои замечания и она уже фактически сформирована. В итоге получилась очень продвинутая программа. Теперь мы ждем начала ее реализации. Это будет, конечно, хороший толчок для развития факторингового рынка. В то же время участие фонда «Даму» позволит привлечь и других инвесторов, потому что когда факторинговые компании имеют поддержку государства, инвесторы больше доверяют им.

 – Чего вы еще ждете от государства?

– Мы хотели бы, чтобы факторинг приобрел полноценный статус финансовой услуги, а факторинговые компании – статус финансовых институтов и соответственно получили те же льготы, что и все существующие участники финансового рынка. В первую очередь, это освобождение от НДС. Факторинг пока облагается НДС, что увеличивает конечную стоимость продукта для потребителя. Многие считают, что факторинг очень дорогой продукт, но на самом деле это очень эффективный инструмент. Как известно, сейчас банки не просто не увеличивают финансирование МСБ, общий портфель кредитования этого сектора сокращается. Это связано с консервативностью банков и с тем, что они кредитуют бизнес только под залоги с большим запасом. При этом у МСБ залогов нет, все они испытывают большой дефицит денежных средств, а существующие госпрограммы поддержки какие-то половинчатые, и в конечном итоге все равно реализуются через банки.

 – Исходя из озвученных данных по рынку, какую динамику вы ожидаете в ближайшее время?

–К сожалению, если сравнить данные за 2013 год с показателями 2012 года, больших изменений не произошло. По тем же самым причинам, которые я озвучил. Трудно давать какие-то прогнозы на 2014 год, но я думаю, что больших изменений ждать не стоит. Увеличение может быть на уровне 10–15% за счет опять-таки «Альфа-Банка». Кроме того, сейчас на рынок вышел российский «Промсвязьбанк», который также заявляет большие планы на этот год. В целом, конечно, не очень хорошо, что рынок факторинга в Казахстане развивается за счет иностранных игроков. Факторинг во всем мире является одним из основных инструментов развития МСБ, у нас же он не развит, хотя президент назвал МСБ основным сегментом экономики. Стратегически определен его рост до 50% ВВП к 2050 году. Европа шла к этому очень долго, поэтому Казахстану, если он хочет действительно достичь такого показателя, необходимо увеличивать темпы роста, в том числе за счет факторинга, который способен внести свой вклад.

 – Насколько рынок сегодня конкурентный?

–Сейчас рынок абсолютно пустой, и конкуренции как таковой нет, поэтому его потенциал огромен. В Европе размер рынка на уровне 10–15% от ВВП, в России сейчас уже около 2%, и даже при этом потенциал там остается очень большим. У нас же показатель около нуля. Надо понимать, что развитие финансовых услуг альтернативных банковским –это показатель развитости экономики. В развитых экономиках кроме банковского кредитования существует коммерческое финансирование, то есть факторинг, и фонды прямых инвестиций. А в Казахстане развиты только банки. При этом недавний кризис показал однобокость такого развития. После прошедшей девальвации банки также ощутили негативное влияние. Все это показывает большую зависимость экономики от банков. Поэтому необходимо развивать и другие финансовые сектора.

В целом у нас уже есть опыт управления рисками, работы с клиентами, но нет фондирования, и это тормозит процесс.

Обидно, что сейчас рынок захватывают российские игроки. Если такая тенденция продолжится, то в этом году два российских игрока займут, наверное, около 70% рынка. С другой стороны, российские компании, работая здесь, развивают рынок и продвигают этот продукт. То есть, в любом случае, они сыграют свою роль с точки зрения популяризации факторинга. Кроме того, думаю, что с точки зрения обслуживания клиентов мы имеем конкурентное преимущество. Все-таки банк – это достаточно большая и бюрократическая организация, и если сейчас они берут ценой и наличием большого фондирования, то не думаю, что качество услуг, которые они предоставляют, радует клиентов.

– На рынок факторинга девальвация повлияла?

–Я думаю, нет, потому что все наши факторинговые компании фондируются в тенге, ни у кого пока нет международных долларовых инвесторов. А наши клиенты – это малый бизнес, который работает во внутренней экономике.

 – Кто ваши клиенты в разрезе отраслей?

–Это две основные группы. Первая – торговые компании, которые занимаются оптовой торговлей, поставляя быстрооборачиваемую продукцию, допустим, в супермаркеты. Вторая – компании, оказывающие услуги большим корпорациям, в том числе нацкомпаниям. Например, в Западном Казахстане вокруг нефтяных операторов работает большое количество компаний, поставляющих им расходные материалы и оказывающих различные услуги – транспортные, обеспечение питанием работников и так далее. Также в настоящее время появилась третья клиентская группа – это строительные компании. Сейчас этот сегмент оживает за счет подрядчиков, которые работают на условиях госзаказа и финансируются из госбюджета, строя объекты социального назначения, или те, которые были заморожены в кризисный период.

 – В каких отраслях существует потенциал в части привлечения клиентов?

–У нас, по моим оценкам, около половины малого бизнеса работают в сфере госзакупок. И здесь есть огромный потенциал. Все эти компании, выиграв тендер, идут искать деньги, чтобы осуществить поставку услуг или товаров. Естественно, банки им эти деньги не дают, потому что компании небольшие. Мы же такие сделки финансируем, но, конечно, для нас важно, чтобы у клиента была положительная история работы на рынке. Все еще большой неосвоенный потенциал существует на Западе Казахстана, где работает немало компаний-провайдеров, обслуживающих крупные нефтегазовые компании, которые платят исправно, но не часто и по графику. Все услуги оказываются на условиях отсрочки платежа, а те не большие компании, которые оказывают эти услуги, остро ощущают нехватку средств.

 – Вы говорите про Запад страны, а какова в общем специфика рынка по регионам?

–Большой потенциал в Шымкенте, и в целом на Юге Казахстана, где высокие обороты торговли и есть крупные торговые компании. Мы пока присматриваемся к этому региону, есть определенные наработки. Буквально недавно у нас появились клиенты, работающие с «АгромашХолдингом» в Костанае, где собираются машины и сельскохозяйственная техника. Там также сосредоточено большое количество малых предприятий, работающих на условиях аутсорсинга. Астана, конечно, тоже перспективный регион с точки зрения торгового бизнеса. В целом, потенциал в наших регионах велик.

 

Источник: Курсив.kz

 

Это интересно