Территория факторинга PDF Print E-mail
Статьи и пресса
Friday, 27 November 2015 12:01

Насколько российским компаниям доступны инструменты международного финансирования

По данным Ассоциация факторинговых компаний (АФК), за первые девять месяцев 2015 года оборот российского факторинга составил 1 трлн 262 млрд руб.— на 13% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. В следующем году аналитики прогнозируют рост до 7%. Однако на доступность и востребованность продуктов международного финансирования влияет множество факторов, в том числе финансовая обстановка в Китае, который является крупнейшим центром экспортного факторинга.

По данным АФК, наибольшие доли российского профильного рынка занимают следующие игроки, или факторы: "ВТБ Факторинг" (23%), Промсвязьбанк (ПСБ; 20%), Банк "ФК Открытие" (9%) и Альфа-банк (8%). Доход факторов за девять месяцев 2015 года превысил 27 млрд руб. (соответствующие данные раскрыли 20 игроков рынка), это на 35% больше, чем в январе-сентябре 2014-го.

"По статистике международной факторинговой ассоциации Factors Chain International, объемы экспортного факторинга Китая составляют до 40% мирового экспортного факторинга",— говорит исполнительный директор Ассоциации факторинговых компаний Дмитрий Шевченко. По его словам, в России в 2014 году весь международный факторинг (экспорт плюс импорт) составил около €460 млн, или чуть больше 1,5% объема всего рынка (€29 млрд). В Китае же международный факторинг занимает около 36% профильного рынка, это около €145 млрд. Именно развитие экспортного факторинга позволило Китаю выйти здесь в мировые лидеры: с 2007 по 2014 год оборот китайского рынка факторинга увеличился в 12 раз. Причина такого прорыва, по мнению эксперта,— в государственной политике, в понимании китайскими властями простого факта: индустриализация бессмысленна без финансовой поддержки экспорта, в том числе с использованием инструментов факторинга.

"В России уже работает механизм страхования экспорта в лице АО ЭКСАР, запускает кредитование покупателей Росэксимбанк. Экспортный факторинг — важнейшее звено в комплексе поддержки российских экспортеров вообще и в частности дальневосточных. Надеюсь, что полномочный представитель президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев и министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка как прогрессивные руководители смогут внедрить этот финансовый инструмент в ТОРах (территории опережающего развития.— "Деньги") в ближайшие год-полтора",— говорит Дмитрий Шевченко.

Сейчас, отмечают эксперты, наиболее востребованный вид факторинга — это "факторинг без регресса", то есть финансирование на период отсрочки платежа, закрывающее кассовый разрыв и защищающее от риска неоплаты со стороны покупателя. По статистике на этот вид факторинга в России приходится около трети совокупного оборота рынка. За девять месяцев 2015 года объем сделок по факторингу без регресса составил около 330 млрд руб. При этом продукт востребован как малыми предприятиями, так и крупными. Последние активно используют факторинг без регресса как инструмент управления балансовыми показателями отчетности: клиент не просто уступает, а продает дебиторскую задолженность фактору, списывая ее со своего баланса. Соответственно, фактор — компания или банк — принимает "дебиторку" на свой баланс вместе с сопутствующими рисками.

Экономически факторинг без регресса — идеальный продукт для торговли с отсрочкой платежа, и спрос на него значительно превышает предложение. При этом малые предприятия могут получить факторинг без регресса только в тех случаях, когда в качестве покупателей выступают крупные компании с устойчивым финансовым положением и высокой платежной дисциплиной, например федеральные торговые сети.

"Факторинговые операции — для большого бизнеса, малому и среднему они часто недоступны. И как бы там хорошо ни было в статистике, погоду это не делает ни в одну, ни в другую сторону — ни у нас, ни в Китае,— полагает профессор департамента финансов НИУ ВШЭ Иван Родионов.— С другой стороны, это перспективная технология, с Китаем она будет работать, потому что понятна и банкам, то есть финансирующим сторонам, и компаниям. И так как мы потеряли доступ к нашим традиционным западным источникам заемных средств, Китай сейчас приоритет".

По мнению эксперта, все торговое финансирование худо-бедно работает даже с Европой (там есть ограничение по отсрочкам платежей). А вот у долгосрочных отношений, связанных с проектным финансированием, перспективы совсем не радужные: "С одной стороны, наши экспортно ориентированные компании сильно закредитованы — посмотрите на "Роснефть". С другой — крупные частные компании имеют возможность привлекать, например, в Японии под очень низкие ставки деньги на проекты. Для них проблем с этим нет. А вот средний и малый бизнес все равно этого источника лишен, потому что он никогда не получит действенного механизма государственного комфорта в силу того, что у нас государство бюрократическое и заточено под крупный бизнес. Они мелочью заниматься не хотят". Это и логично, ведь организация мелких сделок по $3-4 млн требует практически столько же усилий, сколько сделки на $300-400 млн. К тому же средний бизнес не очень устойчив, и из десяти компаний восемь сталкиваются с проблемами и только две остаются на плаву. "Правовая система у нас очень слабая с точки зрения правоприменения, и банкам с тысячами компаний, которые неизбежно будут разоряться, не хочется возиться",— говорит Иван Родионов.

Впрочем, подвижки все-таки намечаются. В 2016 году на рынке экспортного факторинга в России может случиться революция. 28 декабря текущего года вступает в силу Федеральный закон N181-ФЗ от 29 июня 2015 года, вносящий изменения в валютное регулирование и КоАП РФ. "Фактически с этого дня российские экспортеры получают доступ к открытому международному факторингу на тех же условиях, которыми уже более 40 лет пользуются их конкуренты во всем мире,— рассказывает Дмитрий Шевченко.— Особенно для Дальневосточного региона это событие может иметь решающее значение в ближайшие годы, поскольку по времени оно совпало с созданием ТОРов — промышленных экспортно ориентированных кластеров с комфортным налоговым климатом и инфраструктурными преференциями. Перспективы экспортного факторинга на Дальнем Востоке огромны: тут можно посмотреть на результаты, полученные Китаем благодаря сочетанию ТОРов на юге страны и экспортного факторингового финансирования от ведущих китайских банков".

Особое внимание в вопросах международного финансирования российские банки уделяют тем регионам, где внешнеэкономическая деятельность ведется в больших объемах. Регионы с крупными портами, в первую очередь Дальний Восток, наиболее активно участвуют во внешнеторговой деятельности. Целевой сегмент в части финансирования импортной деятельности в регионе — предприятия, которые осуществляют импортные закупки продтоваров, бытовой техники и электроники, сырья, стройматериалов. Иногда это покупка оборудования, рыболовецких судов или их оснащение оборудованием. Если говорить об экспортной составляющей, банки активно работают с компаниями, которые заняты поставками рыбной продукции, продукции лесной промышленности, реже — технологической продукции. "В прошлом году мы профинансировали клиентские внешнеторговые сделки на общую сумму свыше $2,7 млрд. Являясь одним из лидеров на рынке торгового финансирования, Промсвязьбанк предлагает международное финансирование клиентам не только в Москве, но и во всех филиалах. На региональную сеть приходится примерно 25% всех наших сделок по международному финансированию. Доля клиентов из дальневосточных регионов в общем региональном портфеле небольшая — менее 10%",— рассказывает Александр Мещеряков, заместитель руководителя корпоративного блока Промсвязьбанка.

По его словам, средняя сделка в ПСБ по международному финансированию — чуть больше $1 млн, средний лимит — $5-6 млн. "Однако мы готовы рассмотреть практически любые сделки, как с крупными суммами, так и с небольшими,— уточняет Мещеряков.— Есть клиенты, которые имеют у нас лимит на несколько сотен тысяч долларов и успешно работают с ним; есть крупные корпоративные клиенты, которые работают с лимитами в сотни миллионов долларов. Если брать товарную специфику Дальнего Востока, основной импорт из Азиатско-Тихоокеанского региона — товары народного потребления, оборудование, техника. Экспорт из РФ — в большей степени сырье, лес, металл".

 

pic1

 

Инструменты развития

 

Для развития экономики необходимо введение новых производственно-технологических комплексов, предприятиям требуется расширение производственных мощностей и поставки современного оборудования. Здесь нужно сложное долгосрочное финансирование, это длинные деньги. И, по словам банкиров, спрос на длинные и дешевые деньги есть всегда. Особенно, если компания планирует капиталовложения в дорогостоящее оборудование. Цикл производства такого рода техники может достигать шести, а порой и 12 месяцев. В такой ситуации оптимальной формой расчетов является аккредитив, который позволяет компании ограничить размер аванса 15-20% и обезопасить себя от коммерческих рисков.

"Нет гарантии, что заплатив 100-процентный аванс, вы получите оборудование или поставщик будет соблюдать сроки отгрузки и своевременно предоставит отгрузочные документы. Аккредитив же позволяет не только закрыть эти вопросы, но и организовать финансирование на срок до пяти-семи лет с даты поставки по ставкам ниже внутрироссийских на 2-3%,— говорит Александр Мещеряков.— С другой стороны, девальвация рубля заставляет откладывать на неопределенное время модернизацию или увеличение производственных мощностей. Очень сложно просчитать валютные риски на несколько лет вперед и ответить на вопрос, будет ли такая сделка столь эффективна для бизнеса, как планировалось, особенно если компания не имеет валютной выручки. Но и здесь ПСБ готов помочь. Организовывая финансирование в валюте, мы можем зафиксировать для клиента платежи по кредиту в рублях. Конечно, ставка будет не такая низкая, как при валютном финансировании, но компания получает возможность реализовать планы, обновить или увеличить мощности".

Еще один катализатор спроса на подобные сделки — импортозамещение. Прежде чем что-то производить внутри страны, необходимо создать производственные мощности. И почти для любого проекта оборудование импортируется. Так что, как это ни парадоксально, чтобы избавиться от импорта, вначале придется его нарастить.

И здесь возникает проблема выбора валюты расчетов. Завлабораторией денежно-кредитной политики научного направления "Макроэкономика и финансы" Института экономической политики им. Е. Гайдара Александра Божечкова напоминает, что валютные риски очень велики в любом случае: "Проблема длинных денег в России пока не решена. Продукты долгосрочного финансирования привлекательны, но, учитывая нестабильность валютного курса, рискованны. Лишь небольшое количество фирм готово принять эти риски, глядя на экономическую ситуацию. Учитывая специфику азиатского рынка, расчеты в валютах этого региона могут быть привлекательными. Но надо знать ситуацию с Китаем: там сейчас тоже нестабильное положение, и валютные риски все равно остаются".

Основной риск финансирования импорта действительно валютный. Но банки довольно активно предлагают различные инструменты хеджирования — опционы, свопы, форварды. Последние, например, предполагают полное хеджирование валютного риска, не требуют отвлечения денежных средств из оборота и имеют фиксированный курс покупки/продажи, но допускают недополученную прибыль в случае изменения курса валюты, а также предполагают наличие кредитной линии, гарантийного депозита или договора о маржировании. Заметим, все эти условия доступны и выгодны только корпоративному сегменту.

С лета 2014 года к валютному риску добавился геополитический, связанный с взаимными санкциями в международной торговле. Из оборота импортного факторинга ушли целые товарные группы, восполнить которые быстро и легально оказалось невозможно. "По статистике АФК, объем импортного факторинга за последние 12 месяцев упал на 57%, с 12,6 млрд до 5,4 млрд руб.— считая по первому полугодию в 2015-м и 2014 году. По итогам 2015 года мы ожидаем объем импортного факторинга в пределах 10-11 млрд руб., для сравнения: в 2013 году было около 30 млрд руб., в 2014-м — 26 млрд",— делится цифрами Дмитрий Шевченко.

Ситуация с санкциями и контрсанкциями как-то выправляется. В начале позапрошлой недели во Владивостоке представители Минвостокразвития России обсудили с делегацией посольства Германии новые инвестиционные возможности, создаваемые на Дальнем Востоке. Европейцев интересовали варианты поставок российским предприятиям оборудования и участие в крупных инфраструктурных проектах. Был уточнен и механизм предоставления особых условий хозяйствования в рамках институтов ТОРов и Свободного порта Владивосток.

Как выразился глава немецкой делегации — региональный уполномоченный посольства ФРГ в Москве по Дальнему Востоку Тобиас Тункел, "мероприятия, реализуемые правительством России на Дальнем Востоке, представляют потенциальный интерес в контексте развития взаимовыгодного двустороннего сотрудничества".

 

pic2

 

Источник: Коммерсант.ru

 

 

Это интересно